BELMILK ru
» » Черная книга природы с фото

Черная книга природы с фото

Рубрика : Общение

А ведь в школе одноклассницы смеялись над рыжеволосой Кэтрин, как же все-таки часто это случается с великими людьми! Актрисе всего 20 лет, но она уже снялась во многих проектах. И да, она по настоящему рыжая, возможно потому что в её жилах есть ирландская кровь? Лена не замыкает наш список рыжеволосых знаменитостей, и как знать, каким длинным еще может стать этот перечень. Если вы вспомните еще кого-то из рыжеволосых красоток — пишите, я с радостью пополню этот почетный ряд!

Некоторые из них характерны только для северотаежной подзоны, другие связаны со средней тайгой. Кроме того, по территории Карелии проходят границы ареалов многих видов растений и животных. Виды растений региона представлены следующими группами: Арктические виды — растения, наиболее типичные для тундровой зоны. Циркумполярные виды — растения тундровой зоны, расположенной вокруг полярных областей Северного Ледовитого океана.

Арктоальпийские виды — растения, свойственные как Арктике, так и альпийскому поясу более южных гор умеренной зоны северного полушария, то есть всегда с сильно разорванным ареалом.

Гипоарктические виды — растения, характерные для субарктики —в пределах северной тайги, лесотундры и южной тундры. Бореальные виды —растения, распространенные преимущественно в таежной зоне, особенно в подзоне средней тайги. Неморальные виды — растения, свойственные зоне широколиственных лесов.


58 самых рыжих с веснушками актрис и певиц со всего мира

Амфиатлантические виды — растения, встречающиеся в обоих полушариях. В этом рейтинге находятся только еврейки диаспоры и не включены израильские по гражданству и по рождению еврейки, которым посвящён отдельный рейтинг. Рахиль Михайловна Мессерер - советская актриса немого кино творческий псевдоним - Ра Мессерер. Родилась 4 марта года в Вильнюсе в еврейской семье. Вышла замуж за хозяйственного деятеля Михаила Эммануиловича Плисецкого также еврей , в браке с ним родились трое детей, особенно известна из которых балерина Майя Плисецкая.

Рахиль Михайловна умерла в году в Москве. Майя Михайловна Плисецкая - советская и российская балерина, балетмейстер, хореограф, педагог, писатель и актриса, народная артистка СССР. Родилась 20 ноября года в Москве в еврейской семье. Ушла из жизни 2 мая года. Тамара Тамрико Михайловна Гвердцители род. Отец - из древнего грузинского дворянского рода Гвердцители. Мать - еврейка, внучка одесского раввина. Из интервью Тамары Гвердцители: Но меня родила и вырастила еврейская мать, и с годами я все больше ощущаю свои еврейские гены".

Даже для себя, даже если меня услышат всего 20 человек. Это крик моей души, это зов крови. Когда я запела на иврите, я как-будто услышала голос из глубины веков. Действительно верно утверждение, что человек, занимающийся ивритом, не учит, а вспоминает его. Особенно это чувствуется в песне.



природы фото с книга черная


Через песни ко мне пришли эти слова, и я их ощутила и почувствовала. Иврит — очень сильный язык. В нем такая энергетика, такие гласные звуки, что возникает ощущение, что ты наполняешь пустой мир звуками и музыкой… Я стараюсь ездить в Иерусалим каждый год. Всякий раз, когда я туда попадаю, я обязательно иду к своему дереву. В нем — частичка моей души. Для меня оно знаменует праздник торжества жизни.

Не зря традиция сажать деревья уходит своими корнями в библейские времена — посадив дерево, ты чувствуешь себя полноценным человеком. Я приезжаю и испытываю ощущение полноценности, что я сделала все, как полагается. Свои чувства к Иерусалиму мне трудно выразить словами. У меня есть песня на стихи Андрея Дементьева, абсолютно православного человека, но любящего Израиль и воспевающего Иерусалим. Еврейская столица — это частичка Космоса, которая нам дана.



природы черная фото книга с


Едешь в Израиль, попадаешь в Иерусалим и ощущаешь себя космическим существом… Еврейская женщина — это моя мама. Для меня она — самое прекрасное, что есть на земле.

Еврейская женщина — это феноменальная мать, потрясающая хозяйка, друг и защитник своих детей. Для меня очень тяжело описать еврейскую женщину словами — для этого есть музыка". Оксана Олеговна Фандера род.

Её отец Олег Фандера - актёр, наполовину украинец, наполовину цыган, мать - еврейка. Из интервью с актрисой: В чем они проявляются? Ленинградцы, выдержавшие самые жестокие и суровые дни, должны были теперь подняться на борьбу с новым врагом — угрозой эпидемии. Горком партии и Исполком Ленгорсовета мобилизовали все трудоспособное население на очистку города. К середине апреля огромная по объему работа, в которой ежедневно участвовало около тысяч человек, была в основном завершена.

По главным проспектам города снова пошли пассажирские трамваи. Город постепенно набирал силы.



Черная книга природы с фото видеоматериалы




Возрождалось городское хозяйство, дом за домом получал воду, восстанавливалась канализация, открывались бани, прачечные, парикмахерские. В июне вступил в строй трубопровод для горючего, проложенный по дну Ладожского озера.

А еще через два месяца по проведенному через озеро кабелю город получил энергию Волховской ГЭС. С каждым днем полнее и увереннее бился пульс производственной жизни Ленинграда. С июня по сентябрь его промышленность сумела восстановить производство почти всех образцов военной техники, которые она производила в первые месяцы войны.

К осени года город-фронт выпускал артиллерийские орудия, минометы, танки, станковые и ручные пулеметы, автоматы, снаряды, мины, приборы — всего около ста видов боевой продукции. Это была еще одна важная победа трудящихся героического Ленинграда. Город, ставший в полном смысле крепостью с единым, закаленным гарнизоном, жил, боролся, вместе со всей страной ковал оружие победы над врагом.

Эти слова отражали уклад жизни в осажденном городе. Прошло еще несколько месяцев, и наконец блокада была прорвана. Воины Ленинградского и Волховского фронтов устремились через Шлиссельбургско-Синявинский выступ навстречу друг другу. В полдень 18 января года, на шестой день наступления, войска обоих фронтов соединились.

Свершилось то, о чем мечтал каждый ленинградец, вынесший на своих плечах всю тяжесть блокады. Прорыв блокады позволил установить постоянную железнодорожную связь с Большой землей. Уже 7 февраля ленинградцы встретили на Финляндском вокзале поезд с Большой земли, доставивший в осажденный город продовольствие. Тяжелой и упорной была борьба за дееспособность фронтовой магистрали, названной Дорогой победы.

Артиллерия противника систематически обстреливала поезда, разрушала пути и переправы. Более тысячи раз пришлось строителям ликвидировать крупные повреждения железнодорожного полотна, десять раз восстанавливать мост через Неву.

Несмотря на все трудности, магистраль продолжала действовать. В течение года по ней было проведено в Ленинград более поездов с топливом, вооружением, боеприпасами, сырьем и продовольствием.

Прорыв блокады Ленинграда незамедлительно сказался на снабжении населения продовольствием. С конца февраля года в городе начали действовать продуктовые нормы, установленные правительством для крупных промышленных центров страны. Рабочие и инженерно-технические работники стали ежедневно получать граммов хлеба, служащие — , дети и иждивенцы — граммов. Увеличились нормы снабжения и другими продуктами питания. Наступил новый этап в жизни осажденного города.

С начала года Государственный Комитет Обороны принял ряд постановлений, предусматривавших возобновление производства на крупнейших промышленных предприятиях Ленинграда. Началась работа по восстановлению разрушенных заводских цехов и корпусов. Скоро в городе действовало свыше предприятий, дававших фронту сотни видов вооружения и боеприпасов. Первые шаги делались и по возрождению выпуска мирной продукции.

Однако враг еще был у ворот. Его самолеты поднимались с аэродромов, расположенных вблизи Ленинграда, его артиллерийские орудия вели огонь по жилым кварталам и госпиталям, улицам и предприятиям.

Если в году артиллерийские налеты на городские районы были совершены раз, то в году — Летом и осенью обстрелы иногда не прекращались сутками. Ленинградские артиллеристы и летчики самоотверженно боролись с артиллерией врага. Успешную контрбатарейную борьбу с противником вели артиллеристы кронштадтских фортов и кораблей Балтийского флота. Но окончательно снять постоянную угрозу обстрелов могло только полное освобождение Ленинграда от вражеской блокады.



фото черная книга природы с


И этот час пришел. В середине января года мощный удар трех фронтов — Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского, поддержанных Балтийским флотом, взломал оборону фашистских армий. Никогда ленинградцы не забудут день 27 января года. С волнением и радостью слушали они по радио обращение Военного совета Ленинградского фронта: Мужественные и стойкие ленинградцы!

Вечером в честь победы прогремел артиллерийский салют. Ленинградская битва завершилась сокрушительным разгромом немецко-фашистских войск. Вся страна гордилась этой победой. Общей была борьба за город Ленина, и все делили по праву радость его полного освобождения от блокады. Родина высоко оценила беспримерный подвиг Ленинграда: Какие силы помогли выстоять городу Ленина? Источником несгибаемого мужества ленинградцев, их несокрушимой стойкости было руководство Коммунистической партии.

Главным результатом всей многообразной деятельности партийной организации города, отмечал А. Жданов, было то, что в Ленинграде, как и во всей стране, партийным стал народ. В первые полтора года войны в ряды Ленинградской партийной организации влилось свыше 21 тысячи человек — это было убедительным подтверждением величайшего доверия ленинградцев к партии, свидетельством ее авторитета.

Общая борьба и общая судьба спаяли воинов фронта и жителей города в единый боевой коллектив. Моральной поддержкой для ленинградцев были слова братского привета, шедшие из всех республик, краев и областей страны.

Многочисленные выступления радио и печати, нескончаемый поток телеграмм и приветствий, шедших в осажденный город, вдохновляли ленинградцев на решительную борьбу с врагом. Велика и многообразна была материальная помощь, оказанная страной Ленинграду на протяжении войны. С военных заводов воинам, защищавшим крепость на Неве, шло вооружение и боевая техника. Отклик в сердцах миллионов людей нашел призыв Коммунистической партии развернуть всенародную кампанию помощи городу Ленина.

Несмотря на то что страна испытывала нехватку товаров, советские люди стремились поделиться с ленинградцами продуктами питания, одеждой, обувью.

Русские и казахи, узбеки и киргизы, грузины и армяне, азербайджанцы и таджики внесли свой вклад в фонд продовольственной помощи Ленинграду. В этой помощи ленинградцам ярко проявилось единство народов Советского государства. Победа под Ленинградом стоила немалых жертв. Защищая город-герой, погибли тысячи воинов Советской Армии и моряков Балтийского флота.

Огромные потери понесло и гражданское население Ленинграда, страдавшее от бомбардировок и обстрелов, голода и холода. Тяжелый материальный ущерб был нанесен городу, его промышленности и хозяйству, памятникам искусства и архитектуры.

Страна высоко оценила подвиг ленинградцев. Эту медаль получили около полутора миллионов человек. Сорок лет отделяют нас от того героического времени.


Черная книга растений. Растения занесённые в чёрную книгу

Но и сейчас живут тысячи людей, участников беспримерной битвы за город Ленина, испытавших тяжкие дни голода, холода, лишений, пожаров, бомбежек и артиллерийских обстрелов, утраты родных и близких.

Для них и для последующих поколений, на долю которых выпало величайшее счастье жить без войны, память о стойкости Ленинграда священна. На такое способны только советские люди, воспитанные партией. Предлагаемая читателю книга рассказывает о героизме жителей осажденного фашистами Ленинграда, переживших тяжелейшие блокадные дни. Авторы, известные писатели А. Гранин, опираясь на собранные ими рассказы и дневники переживших блокаду, знакомят нас с обыкновенными ленинградцами, которые самоотверженно и скромно выполняли свой патриотический долг.

Перед читателем проходят разные люди. Мужчины и женщины, взрослые и дети, рабочие и служащие, военные и гражданские, коммунисты и беспартийные — советский народ, который показал свою убежденную преданность социалистическому образу жизни, перенес неслыханные трудности и победил в жестоком единоборстве с врагом.


Сказано на Эхе

Книга эта правдива, потому что строго документальна. В ней все реально, все достоверно. Многие из героев книги живы, и мы можем встретить их на улице, во дворе дома или на лестнице. Книга эта — памятник тем, кому не суждено было дожить до Победы, памятник, убедительно повествующий о мужестве и стойкости павших. Она живет в ленинградских квартирах, часто с множеством дверных звонков — надо только нажать нужную кнопку, возле которой значится фамилия, записанная в вашем блокноте.

Проведет мимо соседей к себе и скажет тоже почти обязательное: Следы осколков от снаряда на потолке старинном, лепном , осколков стекла на глянце пианино. Пока он не умер на этом вот диване. Вывод трубы от нас был вот в тот вентилятор. Лидия Сергеевна и сейчас хранит черные занавески, за которыми прятала от самолетов свет своей коптилки.

Говорит, не веря сама, но говорит: В нашей квартире собрались ее приятельницы, и сверху пришли. И в этой квартире, в одной комнате, которая была дальше всего от улицы, в глубине квартиры, все и сгрудились. Стекла были выбиты, и одно окно закрыли вот этим ковром, турецкий ковер ручной работы. Тут его истребляли голодом.



книга с черная фото природы


Он потерял здесь стольких близких, соседей, здоровье потерял. А сейчас здесь же! Да, не забыто — разве может человек такое забыть, даже если бы и хотел, имел право?! Да, все это помнят еще живущие блокадники. Они блокаду выдержали, они переносили ее изо дня в день, сохраняя человеческое достоинство. Многое в этих людях удивительно и неожиданно. Но потом все оказывается таким простым, понятным, таким человеческим… и еще более поразительным.

Например, поражает и бесконечно трогает — сколько их, бывших блокадников, писали и пишут… стихи. Не просто и не только дневники, воспоминания, но и стихи. Едва ли не каждый десятый. Например, в м женщина посылает письма-стихи на Большую землю, а ей отвечает, тоже стихами, эвакуированная ленинградка-племянница… Что это — влияние самого города с его несравненной поэтической культурой?

Или же слишком врезалось в сознание ленинградца, как оно было: Нет, не в том смысле, что ленинградец опускает в своих воспоминаниях холод, голод, трупный ужас тех дней и ночей. Все это живет в нем как крик боли до сих пор. Но во всем и надо всем — понимание почти каждым поразительно! Отрезанный, блокированный город был, и это надо понять, силен своим неодиночеством, к нему были устремлены внимание, любовь, вера всей страны.

Неслыханные жертвы, немыслимые испытания, о которых рассказывает блокадник, просветлены чувством гордости, поэтическим чувством: О, год ожесточенья и упорства! Лишь насмерть, насмерть всюду встали мы. Год Ленинграда, год его зимы, год Сталинградского единоборства. В те дни отхлынул быт.

И смело в права свои вступило бытие. И вот первый день снятия блокады. Начали военные корабли стрелять. Это такое было зрелище, что я никогда не забуду. Немало душ, сердец во всем мире потряс зимний дневничок маленькой Тани Савичевой: За послевоенные годы выпущены, особенно в Ленинграде, сборники воспоминаний участников героической обороны Ленинграда и прорыва блокады — генералов, полководцев, рядовых солдат Ленинградского фронта.

Есть воспоминания юных защитников города — школьников, юнг, воспоминания тех, кто создавал в блокированном городе овощную базу, заготавливал лес, торф… Книга об ученых ленинградской блокады, артистах, художниках, врачах, учителях. Фадеева… Все они честно, талантливо, страстно изображали увиденное, пережитое, опыт самих авторов и их героев. Чаковского вобрала в себя и документы и факты, передающие мужество великого города.

И то, как связана была история ленинградской блокады с историей всей Великой Отечественной войны. Что еще можно поведать людям, миру обо всем этом? И нужно ли это ему, сегодняшнему миру? Мы хотели дополнить картину свидетельствами людей о том, как они жили во время блокады. Записать живые голоса участников блокады, их рассказы о себе, о близких, о товарищах. Мы ограничивали себя, свой интерес к профессиям, к службам, потому что не в силах охватить разные стороны жизни огромного города, показать все разделы.

Нас интересовало прежде всего пережитое. Мы хотели записать, понять, сохранить все то, что было пережито, прочувствовано, изведано душами людей, не вообще людей, а конкретных людей с именами и адресами, старых и молодых, сильных и слабых, тех, кого спасали, и тех, кто спасал… Оказалось, что быт и бытие сошлись в тех условиях, когда ведро воды, коптилка, очередь за хлебом — все требовало невероятных усилий, все стало проблемой для измученного, ослабевшего человека… Откуда брались силы, откуда возникала стойкость, где пребывали истоки душевной крепости?

Перед нами стали, открываться не менее мучительные проблемы и нравственного порядка. Иные мерки возникали для понятия доброты, подвига, жестокости, любви. Величайшему испытанию подвергались отношения мужа и жены, матери и детей, близких, родных, сослуживцев. В рассказах людей вставали те сложные моральные задачи, которые приходилось решать каждому человеку. Мы увидели необычайные примеры крепости духа, примеры благородства, красоты, исполнения долга, но и — неслыханных страданий, мучительных лишений, смертей… Не всегда было ясно — пришло ли время для этих рассказов такой жестокой беспощадности?

А с другой стороны — не ушло ли, не упущено ли время и возможность рассказать об этом так, как это было вживе и въяве, так, как это помнят лишь сами ленинградцы?.. В морозные дни обстрелов, голодных галлюцинаций узнаваемый всеми радиоголос Ольги Берггольц говорил ленинградцам и от их имени: Да, ленинградец блокаду переносил изо дня в день с трагической стойкостью, достоинством.

С тем же достоинством долгие годы удерживал, сохранял в себе обжигающую правду о пережитом. Будоража их все еще воспаленную болью и утратами душу, мы не раз спрашивали себя: Ответом служат сами же рассказы ленинградцев. В них — в тексте, в интонации — звучит: Уже с года, со дня снятия блокады, когда выставку обороны Ленинграда стали переделывать в Музей обороны, начался, по сути, правдивый, впечатляющий рассказ о героизме девятисот дней.

Один из создателей музея, Василий Пантелеймонович Ковалев, наизусть помнит все экспонаты, он рассказывает так, словно ведет нас из зала в зал: Записки девочки она погибла в году в эвакуации стали одним из грозных обвинений фашизму, одним из символов блокады.

Дневник имеет свою историю. Зал, в котором она была, отличался особенным оформлением: За этой витриной стояли весы и на весах лежало граммов хлеба, а напротив была витрина, в которой был сосредоточен материал по пайкам, которые выдавались ленинградцам. Посреди музея стояла витрина из старого музея Ленинграда, с одной стороны лежал дневник Тани Савичевой, синим карандашом написанный, с другой стороны лежали ордена погибших в блокаду, в том числе лежали документы погибшего молодого человека.

А перед этим залом был зал снайперский. Я помню, как стояла леди Черчилль у этого экспоната — дневника Савичевой, стояла около витрины, и на глазах были слезы, когда ей перевели содержание. Стоял у этой книжки Эйзенхауэр. Он был в музее вместе с Жуковым.



природы черная фото книга с


Буденный долго стоял, Калинин. Кстати, дом, в котором когда-то жил Калинин, был как раз напротив музея, в том же Соляном переулке.



фото черная книга природы с


Что отобрать и как выстроить? Без такой, без авторской, работы материал сам себя похоронит; кто и когда это прочтет? А с другой стороны, главными авторами все-таки должны оставаться блокадники. Они рассказывали — мы записывали. Они передали нам свои дневники, свои записки-воспоминания. Теперь это и нашей памяти боль и богатство. Читателю конечно же нужны, интересны прежде всего те, кто сам все это пережил, люди-свидетели, люди-документы. Мы это сознавали, да и поневоле немеешь перед их правдой и судьбой.

Свою авторскую задачу и роль мы видели в том, чтобы дать ленинградцам возможность встретиться друг с другом на страницах нашей работы, в главах блокадной книги. У этих сотен столь разных людей судьба одна — ленинградская, блокадная.

Есть факты явно невыносимые, есть истории легендарные, которые и не проверить… Мы опускаем сотни страниц того, что так старательно искали, записывали, расшифровывали, если эти страницы не выдерживают соседства других страниц, рассказов, судеб. Надо было оставить самое значительное и самое обыденное.


Прямые ссылки

Дата : 2002
Поддерживаемые OS: Windows Vista, 8.1,7, MacOS
Локализация: RU EN
Вес : 721.39 Кб




Блок комментариев

Ваше имя:


Электронная почта:




  • © 2010-2017
    belmilk.ru
    Написать нам | RSS фид | Карта